ЗДЕСЬ ДИВА ДИВНЫЕ ТВОРИЛ ПОДВИЖНИК БЕЙЗЕРОВ КИРИЛЛ

Сказывают, чудаки украшают мир. И хотя в совсем недавние времена чиновники из местной совпартноменклатуры воспринимали назойливые инициативы и напористые действия этого человека как некие шалости, сегодня, лишь только оком глянув на сотворенное им чудо, нормальный человек с восхищением признает: Кирилл Никитович занимался истинно благородным делом, делом государственной важности.

Подвижничество его бескорыстно. Он не ленился вставать ни свет ни заря, управлялся с домашним хозяйством, в качестве ученого агронома тянул основную колхозную лямку, попутно выполняя ту, чуть ли не самую главную в его жизни общественную работу, за судьбу которой приходилось обивать чиновничьи пороги, оправдываться на кабинетных коврах, упрашивать, выслушивать нотации удельных князьков, доказывать великую моральную, социальную, державную значимость его самодеятельных увлечений.

Кирилл Бейзеров относится к тому поколению людей, которых принято называть «дети войны». Когда в окрестностях его родной деревни Запрудье стоял фронт, ему было уже 9 лет. Он много видел и хорошо понимал все то реальное, чего не понимает просиживающий штаны у телевизора или за компьютером современный отрок. Понятно, что все запечатленное в отрочестве, остается в сердце и памяти на всю жизнь. Человек преклонного возраста (в этом году ему исполняется 80 лет), совершая прогулки по родным окрестностям, размышляет, вспоминает, останавливаясь у тех таинственных траншей, откуда извергали шквалы огня легендарные «Катюши», отдает минуты молчания у землянок, из которых далеко не каждому солдату посчастливилось выйти, чтобы умереть ради жизни на земле. Ему приходится вступать в единоборство с «любителями природы», которые безжалостно вырубают и бросают в костер высаженные им деревья, а затем оскверняют эти святые места объедками «с барского стола».

Места здешние имеют еще одну историческую ценность. В окрестностях деревни Горы сохранились курганы, земляные оборонительные валы, городище, возраст которого, по заключению археологов, около 2 тысяч лет. Здесь еще до новой эры, в эпоху железного века жили древние славяне. Деревня Горы упоминается в середине 16 векав связи с русско-польской войной, где окапывался большой отряд войск Великого княжества Литовского. Это местечко во время Северной войны России со Швецией в 1708 году посетил Петр Первый. В 1811 году здесь граф Сологуб основал крупнейшую в Белоруссии полотняную фабрику, которая затем была отдана за долги Могилевской казенной палате. В конце 1941 года в Горах останавливался на ночлег Янка Купала. Деревню в том же году посетил Якуб Колас.

Горское городище с его курантами в послевоенные годы стало объектом исследований белорусских и российский археологов. В то же время огромные песчаные насыпи привлекали внимание многочисленных строителей. Они, с позволения местных властей, превратились в карьер для добычи гравия. Непосвященные в тайны веков бульдозеристы и экскаваторщики крошили и ломали все подряд. А ведь здесь находили лепную керамику, изделия из железа, ножи, рыболовные крючки, гребни, детские игрушки, возраст которых — тысячи лет. Памятнику старины грозило полное уничтожение и разграбление.

Нашелся один человек, который воспринял все это как стихийное бедствие, и начал бить во все колокола. Но ожидать милости от партчиновников он не мог. Что бы сохранить исторические ценности, все военно-оборонительные укрепления времен Великой Отечественной войны, Кирилл Никитович решил их... занять. Нет, не с помощью найденных на месте боев пулеметов и гранат. С помощью обыкновенной лопаты. Все эти рукотворные канавы, окопы и валы он решил засадить лесом.

Предугадываю ироническую улыбку читателя, мол нашелся еще один Дон-Кихот Горецкий. Сколько ж это нужно выкопать, перенести и посадить деревьев, что бы занять десятки гектаров земля. Да и кто позволит разводить самодеятельность на колхозно-державных угодьях? Ярыми запретителями выступали кабинетные землеустроители. И только колхозное руководство в лице тогдашнего председателя Александра Герасимова дало агроному Бейзерову «добро». Даже нужную технику выделяли, чтобы прорезать борозды, подвезти саженцы. Подключились юные следопыты из Горской средней школы…

Шли годы, а Кирилл Бейзеров со своими посадками не унимался. У самой дороги Горки-Мстиславль, на холмах у деревни Лебедово, на 40-гектарной площади раскинулся лес, откуда все Горки таскают рыжики и боровики. И мало кому приходит в голову, что три десятка лет тому назад вся эта площадь, изрытая рвами и окопами, была засажена руками дядьки Кирилла и местных детишек. Сегодня его рукотворный лес, из которого можно рубить хаты, занимает площадь в 160 гектаров! Все это богатство ныне находится  под опекой Горецкого лесхоза.

— Мне отдавали все неудобицы, канавы, болота, — вспоминает Кирилл Никитович

— Правда, была проблема — упросить тракториста, нарезавшего борозды для посадок, чтобы аккуратнее ездил, не разрушая канав и окопов. Через сто лет придут сюда люди и увидят чудо: здесь гибли наши деды за будущее потомков.

— Как местные жители на все это смотрели?
— Кому-то нравилось, помогали. А многие чуть ли не проклинали. Корову выгнать не куда! Выгоняли. Прямо на посадки. Вытаптывали, уничтожали. Злоумышленники даже выжигать пробовали. Но природа и человеческое подвижничество выдюжили. Теперь из этих посадок люди грибы таскают, ягоды. И коровам есть, где пастись. Да вот коров-то у сельчан не осталось, и деревня, считай, вымерла. За лесом некому стало ухаживать, кроме браконьеров. Приезжают из далека на рыбалку. Ушицу варят. А дровишки откуда? Из лесу, вестимо. Рубят — щепки летят! И никто не боится. Пробовал к совести взывать — не реагируют….

Дом Бейзеровых с просторным подворьем стоит на краю деревни, у самого обрыва рукотворного озера. Когда-то здесь была река, крутые берега которой изрыты траншеями военных лет. Нынче все эти сооружения тоже укрыты лесом. Плотной стеной усадьбу окружают сосны и ели — те самые, из которых можно дома строить.

В этом уютном гостеприимном доме живут-поживают пенсионеры Кирилл Никитович и Антонина Николаевна, его верная спутница жизни. Двоих сыновей и дочь вырастили, на свой хлеб отправили. Пятеро внуков. Приедут в гости летом — есть, где отдохнуть, порыбачить — зачем тот санаторий?

У четы Бейзеровых полгектара огорода. Здесь сад. Пчелы. Виноградники, не вымерзающие при любых морозах. Сам выращивал!.. Два дерева маньчжурского ореха в этом году дали 6 мешков плодов. В доме водопровод — тоже собственноручно провел. Горячая вода, водяное отопление. Книг всяких — полки ломятся. Журнал «Здоровье» за 30 лет сохранил. Да и сегодня семь журналов выписывает пенсионер. Много специальной, справочной литературы — по охране природы, ведению хозяйства, по истории родного края. А в энциклопедии есть даже статьи Кирилла Бейзерова.

Водил он тесную дружбу и с белорусским археологом Михаилом Ткачевым, подаренную им книгу «Замки и люди» как «Отче наш», знает. Кстати, со своей пенсии на возведение церкви в Горах уже свыше 5 миллионов отчислил. С наукой на короткой ноге. Чтобы больше узнать о родном крае, решил воспользоваться первоисточниками. Ради этого ездил в Москву, и все нужное в Ленинской библиотеке нашел.

При встрече Кирилл Никитович не преминет похвалиться еще одним своим детищем — растением  сильфия, которую он уже 16 лет лелеет на своем огороде. Что-то похожее на топинамбур и рудбекию. А растет — повыше кукурузы. О его увлечении писали в журнале «Сельское хозяйство Беларуси», в центральных газетах. Правда, никто не изъявляет желания вплотную заняться этой неприхотливой и урожайной кормовой культурой. Если не считать дочери Татьяны, которая работает в академии и по линии науки занимается этой культурой. И это отдельная тема для агропромышленной газеты.

Недавно у четы Бейзеровых побывал директор учебного центра Яков Яроцкий. Удивился, глянув на это чудо: растения повыше и погуще кукурузы. Охотно поедают коровы, козы. Масса превышает 1000 центнеров с гектара. Прекрасный сенаж.

Яков Устинович увидел в этом неприхотливом растении, кроме его питательной ценности, еще одно достоинство — ценнейшее органическое удобрение.

Кирилл Бейзеров оставил на грешной земле заметный сад. Он сам сотворил себе памятник рукотворный, величественность которого (160 гектаров посаженного им леса)

Вызывает чувство благодарности у современников и будет вызывать искреннее восхищение у потомков.

И еще один рукотворный памятник сотворил Кирилл Никитович. Самый настоящий, персональный. Правда, не всем он его показывает. Потому как родственники, жена сильно ругают, мол смеху подобно, чтобы человек сам себе при жизни памятник сооружал. А это гранитный  монумент — произведение истинного мастера. На одной стороне – фото более молодых лет, на другой портрет сегодняшнего дня. Есть дата рождения, а дальше оставлено пустое место….

И пусть оно до веку пустует, ибо жизнь продолжается.

Источник: "Земля і людзі" №48, 27.11.2013 (Могилевская областная газета)

(Автор полосы в «Могилевской областной газете» Михатл ВЛАСНКО)

В редакцию материал прислал Кирилл Никитович БЕЙЗЕРОВ, Горецкий р-н Могилевской обл.

 
Яндекс.Метрика